zenso instagram 30Группа в Фейсбук Красота как Путьzenso video mail 30

+7 916 674-6680

Корзина пуста

Из Киото в Ямагути

Около 1460 года, проведя почти 30 лет в Киото, в монастыре Сёкоку-дзи, Сэссю уехал из столицы в провинцию Суо, резиденцию клана Оути - Ямагути (что в западной части острова Хонсю). Ямагути был построен в 15 веке кланом Оути по образцу столицы Японии Киото (поэтому его также называют Западным Киото) и стал при Сэссю и с его помощью культурным центром Западного Хонсю.

Провинция Суо на карте Японии Фантом провинции Суо
на карте современной Японии.

Следует сказать, что при сегунате Асикага клан Оути был одним из самых влиятельных кланов Японии. Клан имел разрешение на внешнюю торговлю, которое позволяло им совершать очень выгодные коммерческие сделки с Китаем.

Норихиро Оути, даймё этой провинции с 1442 по 1465, очень нуждался в дзенском монахе-художнике, который стал бы экспертом-консультантом в поиске и приобретении картин китайских мастеров и одновременно настоятелем семейного храма семьи Норихиро. По распространённой версии Норихиро сам предложил эту должность Сэссю, и тот с радостью принял это предложение.

Разговор Рыбака и ДровосекаРазговор Рыбака и Дровосека. Сэссю Тойо Сэссю Тойо. «Разговор Рыбака и Дровосека»

Однако более серьезные и глубокие исследования этого переломного момента в жизни Сэссю порождают иные выводы. Всё указывает на то, что инициатором переговоров о переходе Сэссю на службу к клану Оути был сам Сэссю, а не Норихиро. Очевидно, Сэссю активно искал возможности покинуть Киото. А многие друзья Сэссю, известные в Киото буддийские монахи и поэты, такие как Рюоко Синкей (竜崗真圭), Сёго Тёдзию (勝剛長柔, ? - 1457), Бокусё Сюсё (牧松周省), Гендзю Кейан (桂庵玄樹, 1427 - 1508), Рёан Кейго (了庵桂悟, 1425 - 1514), Дзёнан Этэцу (汝南恵徹, 1446 - 1507) и Кико Дайсюку (季弘大叔, 1421 - 1487), были связаны с кланом Оути.

Птица и бамбукСэссю Тойо. Птица и бамбук Сэссю Тойо. «Птица и бамбук»

Сэссю получал от своих друзей информацию о положении дел в Ямагути, о богатстве и влиятельности клана Оути, о благожелательном отношении клана к культуре и дзен и об их стремлении превратить Ямагути в «Западный Киото». Благодаря друзьям, а в особенности благодаря протекции Бокусё Сюсё (или Иссана Сюсё, 以参周省), который жил в Ямагути, в монастыре Суйсэй-дзи (水西寺), и имел особые связи с кланом Оути, Сэссю и получил это приглашение.

Существует много общепринятых объяснений, почему Сэссю Тойо, проведя 30 лет в монастыре Сёкоку-дзи, решил оставить и своих друзей, и Художественную Академию, и своего учителя Сюбуна и «продать себя» (поступить в услужение) провинциальному даймё. Пишут, что Сэссю не нравился рафинированный стиль живописи Сюбуна… Возможно, между Сюбуном и Сэссю и произошёл какой-то разлад. Как раз в это время у Сюбуна появился еще один талантливый ученик, Огури Сотан, карьера которого стремительно пошла вверх. Когда Сюбун умер, именно Сотан занял освободившееся место гойо-эси (личного художника семьи сёгуна). Но вряд ли это могло послужить причиной столь решительного шага, побудить Сэссю покинуть свою духовную вотчину.

Пейзаж хабокуСэссю Тойо. Пейзаж хабоку Сэссю Тойо. «Пейзаж хабоку»

Пишут, что Ямагути располагался на самом коротком расстоянии от Кореи и Китая, и эта часть Японии была отправной точкой для многих экспедиций на азиатский материк. А давней мечтой Сэссю было совершить паломничество в Китай...

Однако с первых же лет правления в Китае династии Мин был введён строгий запрет на частную внешнеторговую деятельность. Всю заморскую торговлю китайские власти пытались свести к обмену данью и дарами с зарубежными посольствами (миссиями). Прибыль японцев от торговли с Китаем была настолько большой, что Асикага Ёсимицу, ради выгод от торговли, был вынужден согласиться с принижением статуса Японии. Японским послам при китайском дворе было разъяснено, что межгосударственная торговля будет вестись на основе «подношений» и «дани» Китаю вассальной Японией. Китайские же купцы будут вести торговлю на основе «даров» своему вассалу. Одновременно с этим Ёсимицу получил от китайского императора титул «Нихонкокуо» – «Король (ван) Японии». И уже, начиная с 1401 г., все торговые связи с Китаем были монополизированы сёгунами Асикага, которые ввели строгий контроль над лицензиями, выдаваемыми китайскими властями для захода японских торговых судов в китайские порты. Поскольку эти лицензии в японской историографии называют «кангофу» – «ярлык проверки и подтверждения», то и всю торговлю с Китаем при династии Мин часто называют «кангобоэки» – «торговлей на основе подтвержденных лицензий». Известно, что клан Оути был держателем части конгофу, которые сёгунат передавал представителям влиятельных японских кланов (Ямана, Оути, Хосокава, Сиба). Но организацией отправки японских торговых кораблей в Империю Мин занимался собственно сёгунат и его доверенные лица из дзенских монастырей системы годзан Киото, в число которых входил и Сёкоку-дзи. И попасть в список официальных лиц очередной торговой миссии для Сэссю было проще, оставаясь в Сёкоку-дзи, в особенности учитывая его дружбу с Цуйкэй Сюхо.

Есть ещё одна причина, о которой почему-то не пишут (или редко пишут) историки-искусствоведы. Возможна она и была решающей, подтолкнувшей Сэссю искать стабильного прибежища вдали от Киото. Этой причиной была историческая обстановка, служившая фоном для описываемых в этом разделе событий. Эту обстановку достаточно точно описал наш замечательный историк-востоковед Евгений Штейнер в своей книге об Иккю Содзюне. Позволим себе привести большой отрывок из главы этой книги, которую автор назвал «Бедствия страны»:

ПейзажПейзаж. Сэссю Ода Сэссю Тойо. «Пейзаж»

«Восстания крестьян и городской бедноты сотрясали замки князей и дворцы столицы. На то время пришелся пик движения икки, основным пунктом требований которых была отмена задолженностей и кабальных процентов — токусэй (милостивое деяние). Десятки тысяч повстанцев, подобно неукротимой стихии, выходили на улицы, круша дворцы и попутно сжигая хижины. Окрестные крестьяне отказывались привозить в Киото продовольствие, перекрывали ворота и грозили уморить столицу голодом. Армии, способной навести порядок, у сёгуната не было. Это было время, когда, ломая установленные от века порядки, «низы одолевали верхи» (гэкокудзе) — именно так летописцы и позднейшие историки описывали этот период. Народные возмущения были особенно значительны в 1447, 1451, 1457 и 1461 гг.

ПейзажПейзаж. Сэссю Ода Сэссю Тойо. «Пейзаж»

Общественное брожение и нестабильность усугублялись природными катаклизмами. В годы под девизом Тёроку — Долгое счастье (1457—1460) Японию постиг сильнейший неурожай. Голод и моровые поветрия косили людей десятками тысяч. В 1459 г. весной и летом была страшная засуха, сменившаяся в 9-м месяце тайфуном и наводнением. В 1461 г. голод вкупе с эпидемией в одном лишь Киото уносили ежедневно по несколько сотен человек. Раздутые, обезображенные мучениями трупы валялись неубранными на улицах и переполняли воды реки Камогава, так что останавливали течение. Похоже, сбывалось жуткое заклятие неистового Нитирэна, предрекавшего, что настанет день, когда люди и звери, мертвые и умирающие, будут вперемешку валяться на дорогах, и мало кто спасется. По свидетельству монаха Ункоку Тайкёку, оставленному в его дневнике «Хэкидзан нитироку» («Подневные записки Голубой Горы»), лишь с января по август 1461 г. в Киото умерли восемьдесят две тысячи человек. Вероятно, цифра должна быть намного большей, поскольку 82 000 насчитал один, известный Тайкёку, монах, собственноручно положивший указанное количество поминальных табличек на головы покойников. Резонно предположить, что многих он не охватил. Люди от голода и жутких картин всеобщей гибели и разрушения сходили с ума и прыгали сами в реку Камо, чтобы найти смерть в воде среди трупов. Горы трупов возвышались над водой там и сям.»

ПейзажПейзаж. Сэссю Ода Сэссю Тойо. «Пейзаж»

С учетом вышесказанного желание Сэссю покинуть Киото становится более понятным, если допустить предположение о разладе с Сюбуном и о том, что у Сэссю не было возможностей для творческого развития в рамках школы Дзёсэцу-Сюбуна.

По некоторым сведениям, прибыв в Ямагути, художник поселился сначала в храме Анкоку-дзи неподалёку от Ямагути. Там он прожил несколько лет и лишь в 1464 году переехал в свой знаменитый Ункоку-ан (雲谷庵), Обитель «Долина облаков». По другим сведениям клан Оути ожидал прибытия Сэссю и построил обитель Ункоку-ан специально к его приезду.

В настоящее время существует две версии о возможном местонахождении Ункоку-ан. Сторонники первой версии соотносят Ункоку-ан с остатками храма Сумикей-дзи (澄清寺) в Мияно (город Ямагути), по второй версии это сохранившийся в наши дни храм Ункоку-ан, который был восстановлен Кондо Киёси (近藤清石, 1833-1916) и находится в городе Тэнка (天花).

Обитель «Долина облаков»Ункоку-ан - Храм Долины облаков Ункоку-ан - Обитель «Долина облаков»
(восстановлен в 20 веке)

Новый дом художника был больше похож на художественную мастерскую, чем на монашескую обитель. Название этого храма-студии происходило от того места, где он находился, - Долины облаков, так как провинцию Суо часто окутывали чудесные плавающие туманы. Сэссю пришлись по душе и эти туманы, и природа этого края. Он много времени посвящал прогулкам, черпая умиротворение и вдохновение в окружающих пейзажах.

ПейзажПейзаж. Сэссю Ода Сэссю Тойо. «Пейзаж»

Ункоку-ан превратился в школу искусств и культурный центр региона. В тот период монах-художник был известен как Ункоку (по имени своей обители). Ункоку снискал себе уважение и огромный авторитет уже только из-за того, что он прибыл из столицы. И многие юные дарования стекались в Ункоку-ан из соседних провинций, чтобы учиться у ученика прославленного Сюбуна.

Пейзаж в стиле Ся ГуяСюбун. Копии пейзажей Ся ГуяСюбун. Копии пейзажей Ся Гуя Сюбун Тэнсё. «Пейзаж в стиле Ся Гуя»

После смерти Норихиро в 1465 году клан возглавил Масахиро Оути. Между Масахиро и Сэссю возникла крепкая дружба, несмотря на то, что новый даймё был ужасающе кровожадным: говорят, например, что во время войны Онин в конце одной из военных кампаний Масахиро вернулся домой с восемью тележками, полными ... отрубленных вражеских голов!

В то время, однако, самурайская жестокость вполне нормально уживалась с любовью к искусствам. Масахиро всячески стремился к тому, чтобы его Ямагути стал таким же великолепным, как Киото. И монах-художник Сэссю, которого Масахиро часто навещал для совместных чайных церемоний, очевидно во многом способствовал этому культурному расцвету.

Чайная церемонияСэнгай Гибон. Чайная церемония Сэнгай Гибон. «Чайная церемония»

Сэссю занимался не только живописью и оценкой картин. Как и многие одарённые дзенские монахи, он создавал прекрасные дзенские сады. В храме Дзёэи-дзи сохранился сухой ландшафтный сад, созданный Сэссю по заказу Масахиро Оути. Изначально сад располагался на территории резиденции клана Оути. Позже на этом месте был основан монастырь Дзёэй-дзи.

Год создания сада точно неизвестен, но вероятнее всего - после 1465 года, когда Норихиро уже умер. Сад Сэссю, расположенный за главным залом монастыря, представляет собой великолепную художественную композицию. В центре сада устроен пруд, а в центре пруда - скалистый остров. На острове установлена скульптурная группа с Цаплей. Напротив пруда расположена ивагуми (композиция из скал) в стиле карэсансуй («сухой сад»). Ещё одна композиция из камней (исигуми) устроена на холме.

Дзенский сад Сэссю в Ямагути
Slider