zenso instagram 30Группа в Фейсбук Красота как Путьzenso video mail 30

+7 916 674-6680

Корзина пуста
Храм Нансю-дзи в Сакаи

Такэно Дзёо

Такэно Дзёо (武野紹鴎, 1502—1555) – известный японский чайный мастер 16 века (период Сенгоку), один из патриархов Пути Чая в Японии, последователь Мурата Дзюко и наставник Сен-но-Рикю.

Памятник Такэно ДзёоПамятник Такэно Дзёо

Согласно «Генеалогии Такэно», принадлежащей потомкам Дзёо, история их семьи восходит к клану Такэда из провинции Вакаса. Такэда – один из известнейших кланов Японии. Многие известные военачальники и мастера боевых искусств были выходцами из этого клана. Дед Такэно Дзёо, Нагакиё Такэда, был самураем и погиб во время смуты «годов Онин» (1467-1477). Отцу будущего чайного мастера, Нобухиса, было тогда 11 лет. Оставшись сиротой, он получил приют во влиятельном клане Накабо, контролировавшем провинцию Ямато. Там Нобухиса вырос и женился на девушке из этого клана. Позднее он перебрался в провинцию Идзуми, где обосновался в деревне Хеномацу (в окрестностях города Сакаи) и изменил свою фамилию с Такэда на Такэно. При поддержке могущественного клана Миёси, который имел давние связи с кланом Накабо, отец будущего патриарха чайной церемонии занялся торговлей кожей и быстро разбогател.

В 1502 году у Набухиса Такэно родился сын, которого назвали Мацукикумару. Мацукикумару родился в уезде Ёсино провинции Ямато, откуда была родом его мать. Имя Дзёо (яп. 紹鷗), под которым он вошёл в историю, - его буддийское имя («хо-мё»), полученное в монастыре Ямасина Хонган-дзи (本願寺) школы Дзёдо-синсю («Истинная школа Чистой земли») в 1532 году. Во время жизни он был также известен под именами Накасай и Сингоро. В поздние годы он подписывал некоторые свои письма и трактаты творческим псевдонимом Дайкокуан.

В юные годы Дзёо получил хорошее светское образование. Он серьезно занимался сочинительством стихов, интересовался аранжировкой цветов, воскуриванием благовоний. В 1525 году он отправился в Киото для углубления познаний в стихосложении. Там он построил себе дом (резиденцию) на пересечении улиц Муромати и Сидзё (теперь это здание школы Конго-рю), в районе Симогё. Поселившись в Симогё, недалеко от резиденции Мурата Содзю, Дзёо оказался в самом центре «чайного дела» не только столицы, но и всей страны.

Памятный камень на месте усадьбы ДзёоПамятный камень на месте усадьбы Дзёо

К этому времени Дзёо уже освоил поэтическое искусство рэнга и, согласно сохранившимся записям от 1526 года, участвовал в рэнгакай – специальных собраниях для сочинения рэнга. Когда ему было 27 лет (в 1528 году), он начал обучаться поэтическому мастерству у выдающего литератора того времени Сандзёниси Санэтака (三条西実隆, 1455-1537), придворного трех императоров, основательно занимавшегося исследованием поэтических стилей. Интересно отметить, что в 1502 г. Санэтака купил деревенский дом площадью в шесть татами и перевез его в свою столичную усадьбу. Уменьшив размеры дома до четырех с половиной татами, поставил его в саду среди камней и деревьев и использовал в качестве кабинета для занятий литературой. Вполне возможно, что в этом кабинете проходил курс обучения и Дзёо, изучая классическую китайскую поэзию и поэзию вака.

Сандзёниси СанэтакаПортрет Сандзёниси Санэтака

Дзёо был намного богаче своего наставника, выходца из старинного аристократического рода, обедневшего (как и многие другие аристократические семейства) после перехода реальной власти в стране к военному правительству. Поэтому, как отмечали современники, будущий чайный мастер дарил Санэтака золотые вещи и одалживал деньги. Не исключено, что Дзёо смог попасть на обучение к учителю-аристократу как раз благодаря своему богатству. Через Санэтака Такэно Дзёо неоднократно совершал финансовые пожертвования императорскому двору. Очевидно, в благодарность за эту материальную поддержку в возрасте 29 лет Дзёо получил придворный ранг «дзюгои» (младший пятый ранг) и титул Инаба-но-Ками (императорского наместника в провинции Инабэ), номинальной должности, не дававшей ни доходов, ни каких-либо привилегий, но предоставлявшей право бывать при дворе.

Яманоуэ Содзи сообщает, что под руководством Санэтака Дзёо дошел до изучения «Введения» Фудзивара-но Тэйка к его трактату «Большой очерк о декламации стихов» (яп. «Эйга-но-тайгай»), но потом из всех искусств «выделил чайную церемонию и стал [в ней] мастером». Согласно «Запискам Яманоуэ Содзи», первым наставником Дзёо по чайной церемонии был Фудзита Сори (藤田宗理), а впоследствии Дзёо стал прямым учеником Мурата Содзю, приемным сыном и учеником Мурата Дзюко. Согласно же «Запискам Намбо» и «Сакаи кё» («Зеркало Сакаи»), Дзёо учился у Мурата Содзю и у Дзюсия Сого (十四屋宗悟, ? - 1552), еще одного ученика Мурата Дзюко. Так как все эти троё учеников Дзюко жили в то время в районе Симогё, то вполне вероятно, что все они одновременно или поочередно были наставниками Дзёо.

Мурата ДзюкоМурата Дзюко

До тридцати лет Дзёо был, как пишет Яманоуэ Содзи, мастером стихосложения в жанре рэнга, потом, как отметил в своем дневнике Сандзёниси Санэтака, выполняя завещание матери, Дзёо решил стать буддийским монахом. В 1531 году он отправляется в монастырь Ямасина Хонган-дзи (本願寺). Ямасина Хонган-дзи был на тот момент главным центром школы Икко Сюнсё, одного из ответвлений школы Дзёдо. По духу школа была близка к учению Синрана, дзёдо-синсю (Истинная школа «Чистой земли»), самого радикального направления в японском амидаизме. Некоторые источники сообщают, что отец Дзёо, Набухиса, был последователем этой буддийской школы, поэтому-то его сын и принял решение принять монашеские заповеди именно в этом монастыре. В 1532 году он дал монашеские обеты и получил буддийское имя (хо-мё) – Дзёо.

Как раз на этот период времени приходятся прокатившиеся по центральным провинциям восстания и вооруженные столкновения, зачинщиками которых выступали вооружённые формирования фанатичных последователей школы Икко. Эти вооруженные отряды вошли в историю как «Икко-икки». В 1531 году в результате внутреннего конфликта между разными фракциями школы победу одержали монахи монастыря Ямасина Хонган-дзи, который располагался недалеко от Киото. Используя Ямасина Хонган-дзи в качестве плацдарма, отряды Икко-икки совершили нападения на монастыри других буддийских школ и синтоистские храмы. В 1532 году от их набегов пострадали храм Кэмпон-дзи школы Нитирэн в городе Сакаи, Кофуку-дзи школы Хоссо и синтоистское святилище Касуга-тайся в Наре. Против амидаистов школы Икко выступили вооружённые формирования другой радикальной буддийской школы – нитирэн-сю. Огромное по численности военное формирование нитирэнистов при поддержке даймё Хосокава Харумото и Роккаку Садаёри в том же году нанесло крупное поражение отрядам Икко-икки и сожгло храм Ямасина Хонган-дзи, являвшийся главным культовым центром школы Икко.

Из дневника Сандзёниси Санэтака следует, что Дзёо принимал активное участие в этих конфликтах на стороне школы Икко. Обстановка в Киото была очень напряжённой. В 1533 году последователи Нитирэна убили в Киото нескольких монахов школы Икко, подозревая их в шпионаже на противоборствующую сторону. На фоне этих событий Дзёо решил вернуться в свой родной город Сакаи, так как находиться в Киото было уже небезопасно. Но отношения со своим литературным наставником, Сандзёниси Санэтака, Дзёо поддерживал вплоть до смерти Санэтака в 1537 году.

В середине XV в. Сакаи привлекает к себе внимание проповедников дзенского учения, идейно и организационно связанных с храмом Дайтоку-дзи в Киото. Активную деятельность по обращению горожан в дзен начали известные в то время монахи Ёсоо Сои (1378-1458) и Сюмба Соки (1409-1496). Последний основал в Нансо, недалеко от Сакаи, монашескую обитель (малый храм). Этим проповедникам и руководимым ими монахам удалось найти понятные широкому кругу слушателей формы объяснения сути дзэна, и в начале XVI в. дзэн получил широкое распространение среди горожан.

Монастырь Дайтоку-дзи
Slider

Особую роль в пропаганде дзен и в упрочении позиций Дайтоку-дзи в Сакаи сыграл 76-й настоятель храма Когаку Соко (古嶽宗亘, 1465-1548), ученик Сюмба Соки. В 1526 году Когаку переименовал созданную его учителем, Сюмба Соки, обитель в Нансо в Нансо-ан и превратил его в дочерний храм Дайтоку-дзи. Настоятелем храма он назначил своего ученика, Дэнан Соки. Но поскольку Соки вскорости умер в молодом возрасте, на посту настоятеля его сменил Дайрин Сото (大林宗套, 1480-1568).

Нансю-дзи (Нансо-ан) в Сакаи
Slider

Когаку ориентировался прежде всего на купеческую элиту: его мирскими послушниками стали Цуда Сохаку (годы жизни неизвестны) и Цуда Сотацу (1504-1566), сын Сохаку, - представители могущественного торгового дома Тэннодзия и известные в Сакаи чайные мастера. Через Цуда Когаку сблизился и с другими богатыми купцами, благодаря чему многие годы не прекращались тесные связи между храмом Дайтоку-дзи и торговым миром Сакаи. С другой стороны, такие связи не в малой степени отразились и на становлении чайной церемонии, поскольку в сфере влияния дзенской идеологии (той ее разновидности, какую проповедовали монахи Дайтоку-дзи) оказались ведущие чайные мастера, определившие в XVI в. лицо чайного ритуала. Такэно Дзёо, как мы увидим, также не был исключением из их числа.

В возрасте 36 лет Дзёо пережил сразу две тяжёлые потери: умерли его отец, Нобухиса, и литературный наставник Дзёо – Сандзёниси Санэтака. Хотя по своей конфессиональной принадлежности Дзёо был амидаистом, но утрата близких людей повлияла на его мировоззрение, и он устремил свои взоры к учению Дзен. Некоторые, правда, считают, что он заинтересовался дзенским учением вследствие увлечения чайной церемонией. Так или иначе, Дзёо начал посещать Нансо-ан. (Кстати, в этом же храме практиковал дзен ученик Дзёо – Сэн-но Рикю). В рукописи «Овари дзасю», написанной внуком Дзёо, Мунэтомо, сообщается, что Дзёо практиковал дзен-медитацию под руководством Когаку Соко (古岳宗亘, 1465-1548), 76-го настоятеля Дайтоку-дзи. По другим сведениям, по совету своего друга Китамуки Дотина (北向道陳, 1504 - 1562) Дзёо избрал своим наставником настоятеля Нансо-ан Дайрина Сото.

Дайрин Сото, ставший позднее 90-м настоятелем Дайтоку-дзи, был очень влиятельной фигурой не только в буддийском мире, но и среди общественной элиты. Его почитали при императорском дворе. Следуя политике своих предшественников, Дайрин стремился расширить влияние Дайтоку-дзи и, соответственно, дзенского учения, среди высших слоев населения Сакаи. Он завязал прочные отношения с кланом Миёси, на средства которого начал преобразование обители Нансо-ан в полноценный монастырь. Строительство храмового комплекса завершилось в 1556 г., уже после смерти Такэно Дзёо. Монастырь получил название Нансю-дзи, и Дайрин официально почитался в качестве его монаха-основателя.

Нансю-дзи в Сакаи
Slider

Дайрин увлекался чайным ритуалом и часто устраивал у себя чаепития, на которых был «главным гостем». Обязанности хозяина выполняли обращенные в дзэн и близкие к направлению Дайтокудзи чайные мастера, в частности Цуда Сотацу. Иногда в чайной комнате Дайрина участникам чаепития предлагалось принять ванну-фуро.

Хорошие и, возможно, близкие отношения с Дайрином Дзёо сохранил до конца жизни. Дзэну у Дайрина обучались сын Дзёо, ученики Дзёо: Имаи Сокю, Цуда Согю, Сэн Рикю. Имаи Сокю, став чайным мастером, сконструировал чайную полку для утвари и преподнес ее с посвящением Дайрину.

Как чайный мастер Дзёо получил известность именно в Сакаи. Дзёо, несомненно, стимулировал интерес к чайной церемонии у наиболее зажиточных слоев населения этого города и прежде всего у торговцев. Тэннодзия Цуда Сотацу, его сын Согю (ум. в 1591 г.) - выходцы из крупных торговых домов и известные в Сакаи любители чайной церемонии - стали адептами стиля Дзёо. Дзёо, как говорилось, был близок к клану Мисёси, внесшему существенный вклад в свержение последнего из сёгунов Асикага, и обучал «чайному делу» младших братьев главы клана. Один из них, Ёсиката, стал известным в Сакаи чайным мастером и, как говорят, ему принадлежало более пятидесяти редкостных предметов чайной утвари. У Дзёо обучался также двоюродный брат Ёсикаты - Масанага, который позднее положил начало традиции проведения чайных церемоний в провинции Ава. Наконец, Сэн Рикю, обучавшийся «чайному делу» у Дзёо, также принадлежал к семье владельцев складскими помещениями из Сакаи.

Сэн-но РикюСэн-но Рикю

Тем не менее Дзёо сохранял определенную дистанцию в отношениях с Миёси: он никогда не был ни штатным учителем, ни платным советником в семье феодалов, так как, очевидно, дорожил своей независимостью, столь характерной для городского населения Сакаи. Такой жизненной позиции и авторитету как чайного мастера, безусловно, способствовали личные качества Дзео. Такахаси Гэнтан, также выходец из Сакаи, писал о них в сочинении «Правила пития чая» («Кисса каппо») в самых апологетических тонах: «Когда Дзёо был молодым, [он] пошел в обучение к преподобному Дайрину. [Дзёо] не довольствовался одной услышанной фразой, а хорошо усваивал самые разнообразные [вещи]. Хотя [он] и был богат, но не вел роскошной жизни, был благороден, сострадал людям, сердце имел не самовлюбленное. Современники чувствовали, что это был действительно мастер, в котором воплотился [высший] принцип Неба».

В 1536-1537 гг. в Киото происходили ожесточенные вооруженные столкновения между монахами школ Тэндай и Нитирэн. Последние потерпели поражение, и храмы школы были сожжены. Местные власти, однако, не разрешили нитирэнистам восстановить их культовые учреждения. Разгром приверженцев Нитирэн-сю породил массовый исход монахи Нитирэн-сю из Киото. И предположительно в конце 30-х годов 16-го столетия Дзёо возвращается в Киото.

Не исключено, что это произошло вслед за назначением Дайрина Сото на должность настоятеля Дайтоку-дзи. И Дзёо отправился в Киото вслед за своим учителем. Ряд источников свидетельствует, что Такэно Дзёо стал преемником Дхармы Дайрина и в 1550 г. получил от дзенского мастера еще одно буддийское имя - Иккан Кодзи. А после преждевременной смерти Дзёо в 1555 году, Дайрин Сото посвятил своему бывшему ученику стихотворение, в котором были слова, ставшие впоследствии крылатой фразой: «Чай и Дзен - один вкус» (茶禅一味, «Тя дзен ити-ми»).

茶禅一味 | У Чая и Дзен один вкусУ Чая и Дзен один вкус

Некоторые историки чайной церемонии полагают, что в чайной церемонии Дзёо резко повысилась функциональная роль Дзен. Как правило, сторонники этой точки зрения ссылаются на свидетельства современников чайного мастера и прежде всего на «Записки Яманоуэ Содзи». Содзи пишет, что Дзёо «исправил стиль Дзюко», и «чайная церемония полностью стала дзэнской». И далее: «О конце жизни Дзёо говорят: “[Он] знал, что вкус чая передает вкус дзэна”». В подтверждение дзэнского характера чаепитий Дзёо цитируют стихотворение Дайрина, написанное по случаю смерти чайного мастера, из которого Яманоуэ Содзи взял приведенные выше строки о вкусе дзэна и чая.

В сборнике «Устные свидетельства о ценителях [чая] из Сакаи» (яп. «Сакаи сукимоно кодзицу»), в котором говорится, что Дзёо и Дотин, обучаясь у одного и того же наставника, т. е. Дайрина, постигли «единство двух чудесных [вещей]» (яп. нимё-итти). Первая «чудесная» вещь - бокусэки, вторая «чудесная» вещь - цветок, которым заменялся бокусэки во время перерыва в церемонии, когда гости выходили из чайной комнаты в сад. Действительно, бокусэки, которые во время чайной церемонии вешали в нишу-токонома, чаще всего писались дзэнскими монахами, иероглифы, как правило, обозначали буддийские понятия и имели сакральное значение. Цветок олицетворял для буддистов «непостоянство» вещей в бренном мире и, кроме того, мог ассоциироваться с цветком лотоса, символизирующим «чистоту» буддийского учения. Однако, несмотря на приведенные свидетельства, говорить о резком усилении дзэнского подтекста в чайной церемонии Дзёо по сравнению с чаепитиями Дзюко нет достаточных оснований, тем более, что использование бокусэки и цветка в качестве функциональных компонентов интерьера чайной комнаты отнюдь не было нововведением Такэно Дзёо.

Бокусэки и цветы в нише-токономаБокусэки в нише-токонома

Жившие в то время в Симогё Мурата Содзю, Фудзита Сори и другие ученики и последователи Дзюко, начали возводить в своих усадьбах небольшие Обители, наподобие монашеских, для проведения чайных церемоний. И Дзёо по примеру своих старших наставников тоже построил на территории своей резиденции обитель (сёан), служившую ему чайным павильоном. Свою городскую обитель Дзёо назвал Обитель Великого Черного [Божества] – Дайкоку-ан. Дайкоку (досл. Великое Черное) - божество удачи и богатства, одно из семи божеств счастья, чрезвычайно популярных среди японцев. Данное название усадьбы Дзёо возникло по ассоциации с расположенным поблизости от дома Дзёо святилищем в честь божества Эбису, также божества удачи, входящего в число семи божеств счастья. Именование своего жилища [Обителью] Великого Черного [Божества] - Дайкоку, покровительствовавшего торговцам, указывает, по мнению ряда исследователей, на гордость за принадлежность к купеческому сословию.

Тясицу (Чайные домики)
Slider

Такэно Дзёо умер в 1555 г. и был похоронен в Сакаи, в храме Нансо-ан (впоследствии – монастырь Нансю-дзи). Существует легенда, что мастер отказался стать личным наставником по чайной церемонии у Ода Нобунага, за что якобы был отравлен. Согласно другому преданию, Дзёо был убит из-за непримиримой оппозиции к деятельности Нобунага, лишившего позднее Сакаи самоуправления. Однако обе эти версии были отвергнуты современными исследователями из-за хронологических несоответствий. Если у Ода Нобунанга и были разногласия с Такэно, то не с Такэно Дзёо, а с его сыном Такэно Сога. Сога был последователем школы Икко, которая подверглась гонениям со стороны Нобунанга; и имел такое же прозвище, как и его отец – Сингоро. Считается, что это сходство в именах (оба были Такэно Сингоро) привело к путанице и рождению подобных мифов в отношении Такэно Дзёо.

Могила Такэно Дзёо в Нансю-дзиМогила Такэно Дзёо в Нансю-дзи

У Такэно Дзёо было немало учеников: его сын Coгa, зять - Имаи Сокю (今井宗久, 1520 - 1593), Цуда Сотацу (津田宗達, 1504 - 1566), Цуда Согю (津田宗及, ? - 1591), Сому Ямаока (山岡宗無, ? - 1595), Тэннодзия Досицу, Тэннодзия Рёун и др. Некоторые из них стали впоследствии известными по всей стране чайными мастерами. Искусству чайной церемонии обучался у Дзёо и Сэн Рикю. Став известным чайным мастером, Рикю любил повторять, что «Путь чая – это Дзюко, а Искусство чая - это Дзёо».

Мурата Дзюко и Такэно Дзёо внесли в чайное действо новый дух. При жизни Дзёо и тем более Дзюко чаепития, воплощавшие этот «новый дух», конечно, не определяли лицо «чайного дела», но с середины XVI в. их популярность неуклонно росла. Этому способствовало закрепление в творчестве чайных мастеров строго определенных правил чайного действа, запрещавших «хозяину» и «гостям» отвлекаться от чаепития. Через несколько десятилетий чайная церемония, обретшая законченную форму благодаря Сэн Рикю, развивавшему традиции «нового духа», стала доминирующим видом чаепитий в Японии.