zenso instagram 30Группа в Фейсбук Красота как Путьzenso video mail 30

+7 916 674-6680

Корзина пуста

Ринкан-но тяною

Очень часто чаепитие на «чайных собраниях» выполняло роль фона или обрамляющего ритуала какого-либо другого действа. Популярными долгое время были «чайные церемонии при истечении пота» (яп. ринкан-но тя-но ю), которые устраивал Фуруити Танэхидэ, богач из Ямато.

Участники чаепития сначала поочередно садились в ванну-фуро, т. е. наполненную горячей водой бочку, и после того, как разогревались до такой степени, что на лицах выступал пот, пили чай. Поэтому такие чаепития назывались также «чай с [принятием] фуро» (яп. фуро-но тя). Следует иметь в виду, что в XIV-XV вв. предложение гостю принять фуро приравнивалось к предложению отведать изысканное блюдо. Однако нередко в таких чаепитиях принимали участие вместе мужчины и женщины, так что на чай как на средство, «возвышающее мысли», внимание обращалось минимальное. Гостям, вышедшим из ванны, предлагалось два вида напитков. Один из чая, выращенного на плантациях в Удзи, другой из смеси разных сортов. Попробовав и тот, и другой, гости должны были угадать, для приготовления которого использовался высокосортный чай из Удзи. В этой процедуре легко заметить влияние чаепитий-тотя.

Фуруити Танэхидэ, делавший щедрые подношения буддийскому храму Кофуку-дзи в Нара, приглашал на свои чаепития и монахов (в монашеской среде купание в ванне считалось актом очищения от скверны, и такие ванны назывались «добродетельными»). Кстати говоря, в классической чайной церемонии мытье рук и ополаскивание рта являлось важнейшей процедурой, предшествующей чаепитию.

Скандальную известность приобрело чаепитие, устроенное Танэхидэ в 1469 г. в павильоне Дайдзё-ин храма Кофуку-дзи с участием настоятеля по имени Кёкяку в качестве «главного гостя». В «собрании» приняло участие несколько сот человек: монахи, семья Танэхидэ, несколько европейцев-миссионеров, а также мужчины и женщины из близлежащих деревень. После совместного купания были проведены «состязания по чаю», а затем банкет с сакэ на открытом воздухе в саду. В сад за небольшую плату допускались любопытствующие, которые приносили с собой еду и вино и включались в увеселение. Банкет завершился грандиозным шоу с участием клоунов и танцовщиц. В своем дневнике Кёкяку неоднократно отмечал, что ходил принимать «деревенские ванны» и «добродетельные ванны». Очевидно, настоятель имел в виду «чай с (принятием) фуро».

Тем не менее в «чайной церемонии при истечении пота» присутствовали эстетические моменты. Около резервуара с горячей водой для купания ставилась небольшая ширма, на которой висели картины. Здесь же ставилась ваза с цветами и курильница благовоний, которые воскуривались во время церемонии. Потолок над бадьей для купания (т. е. непосредственно над ванной-фуро) украшался цветами. С восточной и западной сторон от скамейки, сидя на которой гости пили чай, разогревшись в ванне, висели свитки с каллиграфическими надписями (вспомним, что в Китае и Японии каллиграфия - вид искусства). Вещи отличались простотой и естественностью, что представляло разительный контраст с бьющей в глаза роскошью предметов, использовавшихся во время «состязаний по чаю».

* Отрывок из книги А.Н. Игнатовича «Чайное действо». Москва. Стилсервис. 2011 г., стр. 56-58