zenso instagram 30Группа в Фейсбук Красота как Путьzenso video mail 30

+7 916 674-6680

Корзина пуста
Китидзан Минтё. Хижина в горной долине.

«Картина Сердца»

«Хижина в горном ущелье» («Кэйин сётику») - наиболее ранний из сохранившихся образцов идеализированного пейзажа (сансуйга) на тему «учёных келий». Изображение приписывается видному монаху-художнику Китидзану Минтё (1351—1431) из Тофуку-дзи. Картина является примером сигадзику, висящего свитка, на котором написаны стихи, комментирующие эту «картину сердца».

В ранних свитках сигадзику поэтическая часть заметно преобладает над живописной. В картинах того времени изображение занимает не более как самый низ полотнища, в то время как стихотворения занимают всё остальное. Преобладание стихотворной части над живописной можно связать с тем, что многие картины были навеяны пришедшими из Китая литературными традициями – часто «прощальными поэмами». Такие свитки вручались отъезжающему другу в качестве прощального дара.

Хижина в горном ущельеМинтё. Хижина в горном ущельеМинтё. «Хижина в горном ущелье»

Помимо свитков «прощальных даров» в первой четверти 15 века возник и к середине столетия стала популярной тема сёсайдзу («картины ученых келий»). Появление этой темы было вызвано особенностями монашеской жизни в столичных монастырях. Атмосфера там была весьма деятельной и активной, что вступало в некоторое несоответствие с заповеданным от века. Посему в качестве своего рода духовной утехи монахи любили иметь изображение своей кельи, но не того реального жилища, что существовало в монастырских стенах, а того, что представлялось идеальному взору монаха. Другие монахи писали стихи на свитке, поддерживающие благородные устремления, заключенные в названии кельи и невеяные воображаемым пейзажем вокруг неё.

Наиболее ранний свиток этого типа - «Хижина в горном ущелье». Прозаическое вступление Тайгагу Сингэна (1358-1415) имеет дату – «год воды большого брата змеи эры Оэй» (1413). Текст повествует о том, что некий монах из Нандзен-дзи по имени Дзюнси Боку построил себе хижину для учёных трудов и нарёк её «Сокровенность горных ущелий». Хоть и была она внутри города, но в сердце своём он хотел бы, чтоб она была в горах, у глади синих вод. Зная о его настроениях («зная его сердце»), его друг, Минтё, нарисовал ему картину и попросил других друзей, поэтов, надписать её. Законченный свиток был подарен Дзюнси Боку.

Хижина в горном ущельеМинтё. Хижина в горном ущелье (фрагмент) Китидзан Минтё. «Хижина в горном ущелье» (фрагмент)

В подобной художественной практике заключаются важные отличия от китайцев: «В Японии в каждый период один город имел тенденцию быть культурным центром страны. Это отличалось от положения дел в Китае, где было обычным для образованных людей путешествовать по провинциям, слагая стихи о достопримечательностях каждой местности, по которой они проходили. Танские поэты, например, далеко не всегда черпали свой материал с улиц Чанъаня. Поэты же Японии эпохи Хэйан жили в столице писали стихи о знаменитых местах в провинции – местах, которые они никогда не посещали сами и при описании которых использовали условные эпитеты». Следовательно, обычай работать по представлению, а не с натуры был характерен для японского искусства на самых ранних этапах его развития.

Но лишь в начале 15 века этот обычай получил свое «научное» название, благодаря Тайгаку Сингэну, который в вышеупомянутом вступлении к картине Минтё впервые в Японии применительно к поэзии и живописи использовал выражение «картина сердца». Там же Сингэн пишет: «Обрети [пейзаж] в сердце и забудь внешнее».

Идейно-эстетическая традиция «картины сердца» восходит к «Дао-де-цзин». Там говорится: «Не выходя за дверь, можно познать Поднебесную. Не глядя в окно, можно видеть Путь Неба. Чем дальше идёшь, тем меньше познаёшь… Не видя вещей, можно проникнуть в их сущность» (§ 47). Близкие по смыслу высказывания есть у Чжуан-цзи: «Я его образ нахожу в своём сердце, мне не нужно больше смотреть на него глазами» (глава «Странствия в беспредельном»).

Дао де дзинЛао-цзы. Дао де дзин Лао-цзы. «Дао де дзин»

Эта даосская линия продолжалась основной темой в Чань и Дзен. Медитация (дхьяна, «созерцание») считалась не менее важной для достижения просветления, чем чтение сутр, слушание проповедей, реальное наблюдение окружающей природы и т.п. Всё это было не столь важно, как созерцание «картин сердца». Это было тем более существенно, что чаньскую школу в Китае часто называли школой Сердца или Сознания (синсю).

Таким образом, отвлеченные «картины сердца», записанные на сигадзику, несли медитативные функции, служа перекидными мостиками между реальным окружением и состоянием чистого беспредметного созерцания.

 
Slider
«Даже немножечко, чайная ложечка,
это уже хорошо!
Ну, а тем более, целый горшок!»
Винни-цзы, династия Пу
Сюбун. Чтение в бамбуковой роще
Slider
Сэссю. Четыре времени года. Весна. 1468-1469
Slider
Slider
Сэссю. Павильон на озере весной.
Slider
Сюбун. Пейзаж (фрагмент)
Slider
Сэссю. Пейзаж
Slider