zenso instagram 30Группа в Фейсбук Красота как Путьzenso video mail 30

+7 916 674-6680

Корзина пуста

Тайгун-ван, или Люй Шан

Одна из популярных тем японской живописи кара-э посвящена легендарному древнекитайскому стратегу Тайгун-вану, известному также, как Цзян Цзыя.

Тайгун-ван, цветы и птицыЁгэцу Вагёку. Тайгун-ван, цветы и птицы Ёгэцу. «Тайгун-ван, цветы и птицы». 15 век
Художественный музей Нэдзу. Токио

Цзян Цзыя́ (11 век до н.э., он же Люй Шан, Цзян Шан, Тайгун-ван) — военный советник Чжоуского Вэнь-вана (1152–1056 до н. э.), генерал его сына, У-вана, и основоположник царства Ци. Его трактат о военной стратегии «Шесть тайных учений» (太公 六韜 / «Лю Тао») входит в число семи классических трактатов Древнего Китая по военной стратегии. В наши дни в Китае Цзян Цзыя считается одним из величаших стратегов в истории и рассматривается как основоположник китайской стратегической науки.

Тайгун-ван, удящий рыбуНоами. Тайгун-ван, удящий рыбуНоами. Тайгун-ван, удящий рыбуНоами. «Тайгун-ван, удящий рыбу». 15 век
Репродукция из старой книги

Первый правитель царства Ци носил имя Шан. Знать древнего Китая носила две фамилии, родовую и семейную. У Цзян Цзыя́ это были Цзян и Люй соответственно. У него было два имени вежливости, Шанфу и Цзыя́, которые использовали его сверстники в уважительном обращении. Имена Цзян Шан и Цзян Цзыя стали наиболее распространенными после их использования в популярном романе эпохи Мин «Фэншэнь Бан», написанном более чем через 2500 лет после смерти Цзян Цзыя́. (В этом романе он описывается как последователь даосского божества, величаемого Юаньши Тайцзунь, от которого получает полномочия возводить духов в ранги, подобные феодальным, и присваивать людям статус святых-бессмертных).

Тайгун-ван, удящий рыбуКано Мотонобу. Тайгун-ван, удящий рыбуКано Мотонобу. Тайгун-ван, удящий рыбуКано Мотонобу. «Тайгун-ван, удящий рыбу». 16 век
Токийский национальный музей

После того, как Ци стало княжеством, Цзян Цзыя́ получил посмертное имя Ци Тай-гун (Великий князь Ци), часто ошибочно переводимое как личное имя («Тайгун»). Гун - один из древнейших титулов в Китае, появившийся ещё во времена легендарного императора Яо. Существовал до последней монархической династии Цин. Приблизительно соответствует российскому титулу «великий князь». Именно под этим именем (Тайгун) Цзян Цзыя́ фигурирует в «Записях великого историка» Сыма Цяня. Его также реже называют «Цзян Тайгун», «Великий князь, подающий надежды» и «Люй, полный надежд».

Встреча Вэнь-вана и Люй ШанаКано Санраку. Встреча Вэнь-вана и Люй ШанаКано Санраку. «Встреча Вэнь-вана и Люй Шана (Тайгун-вана)». 17 век
Монастырь Мёсиндзи. Киото

Во времена династии Тан в честь Тай-гуна как покровителя военного дела на казённые деньги был воздвигнут храм, таким образом наделяя его официальным статусом близким к тому, которым пользовался Конфуций.

Поначалу Цзян Цзыя служил военным советником у последнего правителя династии Шан, Чжоу-вана. Тот проводил дни в кутежах со своей любимой наложницей Дацзи и безжалостно казнил или наказывал честных чиновников и всех других, кто возражал против его действий. Верно прослужив при дворе Шан в течение примерно двадцати лет, Цзян Цзыя пришел к выводу, что Чжоу-ван стал невыносим. Притворившись сумасшедшим, Цзян Цзыя покинул двор Чжоу-вана и поселился в сельской глуши. Будучи экспертом в военном деле, он надеялся, что когда-нибудь кто-нибудь обратится к нему, чтобы помочь свергнуть Чжоу-вана.

Тайгун-ванОгата Корин. Тайгун-ванОгата Корин. «Тайгун-ван». Конец 17 в.
Национальный музей Киото

Говорят, что, находясь в добровольном изгнании, он продолжал спокойно ждать, проводя время за ловлей рыбы в притоке реки Вэй (недалеко от современного Сиань). Примечательно, что Цзян Цзыя на свою удочку не ставил крючка или ставил крючок без бородки, утверждая, что если запастись терпением, то в нужное время рыбы сами по доброй воле прыгнут к нему в ведро. (Этот принцип до сих пор сохранился в поговорке «Тай-гун удит рыбу, а на удочку попадется тот, кто хочет» со значением «добровольно идти на риск»). Так он жил в сельской глуши до семидесяти двух лет, пока не повстречался с правителем царства Чжоу - Вэнь-ваном - и не сыграл важную роль в делах Чжоу.

Тайгун-ван, удящий рыбуЦурусава Тандзан. Тайгун-ван, удящий рыбуЦурусава Тандзан. Тайгун-ван, удящий рыбуЦурусава Тандзан. «Тайгун-ван, удящий рыбу». Конец 17 в.
Частная коллекция

Когда-то Даньфу-ван, дед Вэнь-вана, бывший великий правитель Чжоу, увидел пророческий сон, что однажды явится мудрец, который поможет править государством Чжоу. Об этом сне было известно и Вэнь-вану, и следуя советам своего деда и отца, он искал повсюду мудрых и талантливых людей.

Тайгун-ван, карп и драконСога Сёхаку. Тайгун-ван, карп и драконСога Сёхаку. «Тайгун-ван, карп и дракон». 18 век
Институт искусств Миннеаполиса

Первая встреча между правителем Вэнь и Цзян Цзыя описана в книге наставлений Тайгуна правителям Вэнь-вану и У-вану «Шесть тайных учений» (太公 六韜 / «Лю Тао»). События, предшествовавшие встрече, и сама встреча окутаны мистическим ореолом, что характерно для описания встреч между великими историческими личностями в древнем Китае. Перед тем как отправиться на охоту, правитель Вэнь попросил своего советника провести гадания, чтобы узнать, будет ли охота успешной. Гадания показали, что «Охотясь на северном берегу реки Вэй, Вы получите отличный улов. Это будет не дракон, не тигр и не большой медведь. Согласно знакам, вы найдете Благородного Мужа, которого Небеса послали быть вашим учителем. Если он согласится стать Вашим наставником, царство Чжоу будет процветать в течение трёх поколений правителей». Поняв, что гадание пророчит встречу, о которой ему рассказывал дед, Вэнь-ван решил духовно очиститься и соблюдал вегетарианскую диету в течение трёх дней. Во время охоты Вэнь-ван встретил старика, сидящего на травяной циновке и ловящего рыбу, и вежливо начал с ним разговор о военной тактике и государственном искусстве. (Последующий разговор между Цзян Цзыя и Вэнь-ваном составляет основу текста «Шести тайных учений».) В процессе разговора Вэнь-ван понял, что сидящий перед ним седой рыбак – не обыкновенный старик, а проницательный политический мыслитель и военный стратег. Он почувствовал, что это тот самый человек, о котором говорил его дед. Вэнь-ван привёз Цзян Цзыя на своей карете во дворец, назначил его премьер-министром и дал ему титул «Цзян Тайгун Ван» («Надежда Великого Правителя» или «Ожидаемый от Великого Правителя»), указывая на связь с пророческим сном Даньфу, дедушки Ван Вэня. Позже это имя было сокращено до Цзян Тайгун. Сын Ван Вэня, Ван У женился позднее на дочери Цзян Цзыи - Ии Цзян, которая родила ему нескольких сыновей.

Тайгун-ван, удящий рыбу | Тайгун-ванСога Сёхаку. Тайгун-ван, удящий рыбуСога Сёхаку. Тайгун-ванСога Сёхаку. «Тайгун-ван». 18 век
Музей искусств префектуры Миэ | Музей искусств Михо

Цзян Цзыя полагал, что страна может стать могущественной только тогда, когда её жители будут процветать. Когда чиновники обогащаются, а народ остаётся бедным, век правителя не долог. Главный принцип в управлении страной должен заключаться в любви к людям; а любить людей означало снизить налоги и барщинный труд. Говорят, что следуя этим идеям, Вэнь-ван очень быстро добился процветания государства Чжоу.

Встреча Вэнь-вана и Люй ШанаТани Бунтё. Встреча Вэнь-вана и Люй ШанаТани Бунтё. «Встреча Вэнь-вана и Люй Шана (Тайгун-вана)»
Частная коллекция

Тема «Тайгун-ван» в живописи представлена, как правило, двумя сюжетами: встреча Вэнь-вана с Тайгун-ваном и Тайгун-ван, удящий рыбу. Композиция картины с последним сюжетом заимствована из китайского трактата «Сяньфо Цичун» (Даосские бессмертные и буддийские фигуры, странные и почитаемые). Наибольший интерес в легенде о Тайгуне для дзенских монахов, в том числе художников, представляла, конечно, притча о ловле им рыбы на удочку без крючка и его жизненная мудрость: «Если запастись терпением, то в нужное время рыба сама по доброй воле прыгнет к тебе в ведро». Эта жизненная философия находила отклик и у последователей даосизма, и у буддистов, и у конфуцианцев. В ней можно увидеть и даосский принцип осознанного недеяния, и буддийский принцип непривязанности к результатам деятельности и ориентации на процесс, и так ценимые конфуцианцами терпение, выдержку, хладнокровие и спокойствие. В «Лунь Юй» Конфуций много говорит о терпении, например: «Если человек не умеет терпеть, основная цель человека будет разрушена». Шакьямуни говорит: «Терпение стоит на первом месте среди шести путей спасения и десяти тысяч методов совершенствования». Лао-цзы говорит: «Кто соответствует небесному принципу, не соперничает с другими и получает все естественным образом».

Тайгун-ванКано Эйсэн-ин. Тайгун-ванКурода Токо. Тайгун-ванКано Эйсэн-ин. «Тайгун-ван». 18 век (слева)
Курода Токо. «Тайгун-ван». Начало 19 века (справа)
Частная коллекция | Галерея искусств Со

Один из наиболее ранних сохранившихся японских образцов живописи на эту тему датируется концом 14 века. Изначально это были росписи на раздвижных перегородках (фусума-э) в Зале реликвий (Сяридэн) храма Хорю-дзи. Позднее, в период Эдо, картины сняли с раздвижных перегородок и смонтировали в шесть двустворчатых ширм, которые хранятся ныне в Токийском национальном музее.

Тайгун-ван, удящий рыбуКобаяси Эйко. Тайгун-ван, удящий рыбуКаванабэ Кёсай. Тайгун-ван, удящий рыбуКобаяси Эйко. «Тайгун-ван, удящий рыбу». 19 век (слева)
Каванабэ Кёсай. «Тайгун-ван, удящий рыбу». 19 век (справа)
Частная коллекция | Музей искусств Итабаси

Поздним периодом Муромати датируются триптих (санбукуцуй) кисти Ёгэцу (Художественный музей Нэдзу) и свиток Кано Мотонобу (Токийский национальный музей). В период Эдо к теме Тайгун-вана обращались Кано Санраку (коллекция монастыря Мёссиндзи, Киото), Кано Танъю, Огата Корин (Национальный музей Киото), Сога Сёхаку, Тани Бунтё и многие другие художники.

Тайгун-ван, удящий рыбуКано Юсэн. Тайгун-ван, удящий рыбуКано Юсэн. «Тайгун-ван, удящий рыбу». 19 век
Частная коллекция