zenso instagram 30Группа в Фейсбук Красота как Путьzenso video mail 30

+7 916 674-6680

Корзина пуста

Мэйсё-э

Мэйсё-э (名所絵, буквально «картины знаменитых мест») – один из тематических жанров «ямато-э», японская живопись прославленных мест (достопримечательностей) Японии в определённые характерные времена года. Наряду с сезонными темами цукинами-э («картины двенадцати месяцев») и сики-э («картины четырёх времён года») - мэйсё-э входит в число «трёх китов» ямато-э раннего периода развития.

Любование цветущими сакурами в горах ЁсиноНеизвестный автор. Любование цветущими сакурами в горах Ёсино Неизвестный автор. «Любование цветущими сакурами в горах Ёсино»

Хотя до нашего времени не дошло ни одного образца мэйсё-э периода Хэйан, упоминания о них содержатся в документальных источниках той эпохи, в т.ч. поэтических антологиях и литературных трудах (моногатари). В основном, ранние мэйсё-э представляли собой монументальную декоративную живопись и создавались в виде росписей складных ширм, бёбу-э (屏風絵), и росписей раздвижных панелей/перегородок, сёдзи-э (障子絵) или фусума-э. К концу 10 века более популярным становится формат «ками-э», «живописи на бумаге», включавший в себя эмакимоно (絵巻物, «свитки с живописью») и буклеты с живописью (冊子絵, сасси-э).

Любование цветущими сакурами в горах ЁсиноНеизвестный автор. Любование цветущими сакурами в горах Ёсино Неизвестный автор. «Любование цветущими сакурами в горах Ёсино»

Японская живопись ямато-э, к которой относится жанр мэйсё-э, была неразрывно связана с японской поэзией (вака), которая в значительной степени опиралась на ассоциативные отсылки к временам года и знаменитым живописным местам. В период Хэйан живопись часто служила источником вдохновения для поэтов, или наоборот, служила иллюстрациями к поэзии (ута-э, или утавасэ-э, 歌合絵); и картины часто украшались стихами или поэтическими названиями. Существовала традиция прикреплять к верхним частям ширм, стеновых панелей или раздвижных дверей квадратные листы из плотной цветной бумаги, называемые «сикиси» или «сикисигата». На этих «сикиси» помещалась поэтические комментарии к картинам. Содержание комментариев было напрямую связано с картинами, к которым они были прикреплены. Многие из таких «сикиси» сохранились и дают нам представление о названиях и сюжетах живописных композиций.

Горы Ёсино и Река ТацутаКано Цунэнобу. Горы Ёсино и Река ТацутаКано Цунэнобу. Горы Ёсино и Река Тацута Кано Цунэнобу. «Горы Ёсино и Река Тацута»

Распространёнными предметами мэйсё-э были те же места, что возвышались на карте «поэтической географии» Японии (страны Ямато), прославленные в легендах или народном фольклоре, в придворных романах или поэтических антологиях, места паломничества и места живописной красоты. Среди них – бухта Суминоэ (住之江), горы Ёсино (吉野), река Тацута (竜田川), луга Касуга (春日野), гора Фудзи (富士山), мост через реку Удзи (宇治), Застава Оосака (逢坂の関, Оосака-но-сэки), побережье Акаси (明石), Застава Сиракава (白河の関, Сиракава-но сэки), Сагано (嵯峨野), Ама-но-хасидатэ (天橋立, «Небесный мост»), Мацусима (松島, «Сосновые острова») и др.

«Всякая местность соотносилась в те времена не столько с действительным своим обликом, сколько с неким живописным или поэтическим образом (изображением на свитке или ширме, стихотворением), её воплощавшим»1. В «Сётэцу-моногатари» Сётэцу (1381-1459) рассуждает так: «Если кто-нибудь спросит вас, в какой из провинций можно найти Ёсино, вы должны ему ответить: когда я пишу свои стихи, я просто помню, что любоваться цветущими сакурами едут в Ёсино, а любоваться красными кленовыми листьями - к реке Тацута. Находятся ли эти места в Исэ или где-то ещё, меня не касается». Как следует из приведённого выше текста, знание поэтической географии и ассоциациативного контекста «знаменитых мест» были существенными для японских поэтов, но знакомство с реальными местами было совершенно излишним. В мэйсё-э «сущность любого из знаменитых мест определяется в терминах истории поэтического обращения; такие места занимают поэтическое, а не физическое пространство». Продолжая эту мысль, можно сказать, что «побережье Сума, бухта Акаси — не столько реальные места, сколько символы, знаки изгнания, связанные с образами Аривара Юкихира, императора Сага и пр.»2

Горы Ёсино и Река ТацутаКано Цунэнобу. Горы Ёсино и Река ТацутаКано Цунэнобу. «Горы Ёсино и Река Тацута»

Суминоэ – бухта на побережье в Осака, близ храма Сумиёси, которая славилась красотой соснового бора, поющего на ветру, в особенности двумя исполинскими соснами, что росли из одного корня. Наряду с Мацусимой, Суминоэ была предположительно главным предметом поджанра мэйсё-э – «хама-мацу» («побережье и сосны»).

Ёсино – местность, расположенная неподалёку от Нара (древней столицы Японии) и усаженная десятками тысяч деревьев сакуры. В период цветения сакуры эта местность потрясающе красива и поражает воображение.

Гора ЁсиноВатанабэ Сико. Гора Ёсино Ватанабэ Сико. «Гора Ёсино»

С незапамятных времён Ёсино славилась своей живописной красотой. Начиная с третьего века нашей эры, Ёсино была местом паломничества и отдыха японских императоров и представителей знатных родов. В период Нара (710 – 794 гг.) здесь находился один из императорских дворцов. Легенда гласит, что в 7 веке буддийский отшельник Эн-но-Гёдзя (役行者) высадил деревья сакуры на этой горе как подношение божеству гор Дзао Гонгену (蔵王権現). Однако в поэтической антологии «Манъёсю» (万葉集, «Собрание мириад листьев»), составленной в период Нара, сакуры в Ёсино упоминаются лишь единожды, в стихотворении Ямабэ Акахито, посвящённом императорскому дворцу в Ёсино. Причём воспеваются они вполне обыденно, наравне с «зелёною стеной громоздящейся листвы», красотой «кристальных рек, что струятся без конца» и осенним туманом. Ничто не указывает на присутствие десятков тысяч цветущих сакур, поражавших воображение поэтов столетия спустя… Даже во времена создания антологии «Кокинвакасю» (начало 10 века) горы Ёсино особенно славились снежными пейзажами, а не цветущими сакурами.

Горы Ёсино и Река ТацутаКано Танъю. Горы Ёсино и Река Тацута Кано Танъю. Горы Ёсино и Река ТацутаКано Танъю. «Горы Ёсино и Река Тацута»

Похоже лишь в конце эпохи Хэйан, при жизни Сайгё (西行, 1118-1190), Ёсино приобрела известность как место любования цветущими сакурами. Многие стихотворения Сайгё относятся к Ёсино, и знаменитая сцена в версии его иллюстрированной биографии показывает его под цветущей сакурой.

Горы Ёсино!
Там видел я ветки вишен
В облаках цветов,
И с этого дня разлучилось
Со мною сердце моё.

Мне покинуть невмочь
Горы Ёсино в вешнем цветенье –
Так и буду стоять,
Дожидаясь, пока однажды
Наконец не осыпятся вишни…

Возможно, благодаря Сайгё, к 13-му веку любование цветущими сакурами в Ёсино стало популярным сюжетом мэйсё-э, и такие картины стали общепринятой символикой Весны. Картины на тему цветущих сакур в Ёсино часто сочетались с картинами, изображавшими красные кленовые листья на реке Тацута.

Цветущая сакура в Ёсино и Кленовые листья на ТацутаЦветущая сакура в Ёсино и Кленовые листья на Тацута Неизвестный автор. «Цветущая сакура в Ёсино и Кленовые листья на реке Тацута»

Река Тацута («Тацута-гава»), известная своими кленовыми деревьями, была не менее популярным предметом поэзии вака, картин четырёх времён года (сики-э) и картин известных мест мэйсё-э. Одно из самых ранних и наиболее известное упоминание об этой местности и о картинах с её изображением содержится в стихотворении Аривара-но-Нарихира (在原業平, 825-80), которое было включено в поэтическую антологию «Кокин Вакасю»:

Сложено на тему «Осенние листья плывут по течению реки Тацута» при созерцании картины на ширме в покоях государыни Нидзё, когда она называлась родительницей наследника престола.

С незапамятных лет
никогда не видали такого,
с Века Грозных Богов –
речка Тацута по теченью
сплошь покрыта густым багрянцем…

Это стихотворение, в свою очередь, легло в основу одного из самых ранних образцов поэтическо-живописных композиций на складных ширмах, бёобу-ута (屏風歌), дошедших до наших дней. Особую популярность этот предмет приобрёл в период Эдо среди художников укиё-э, когда стихотворение Аривара-но-Нарихира было опубликовано в поэтической антологии «Сто стихотворений ста поэтов» (百人一首, «Хякунин иссю»). (К настоящему времени оно, вероятно, является самым известным стихотворением этой антологии.) На картинах «Тацута-гава» часто изображался Аривара-но-Нарихира: либо на берегу реки, усыпанной кленовыми листьями; либо сидящим перед ширмой с изображением реки Тацута. Известный пример - фусума-э Тоса Мицунари (土佐光成, 1647-1710) в монастыре Кандзю-дзи (勧修寺) в Киото.

Река ТацутаТоса Мицунари. Река ТацутаТоса Мицунари. Река Тацута Тоса Мицунари. «Река Тацута». Фусума-э

Декоративные узоры, изображающие кленовые листья в текущей реке, такие как веерная роспись Огата Корин (1658-1716), также называются «тацута-гава».

Два поэта и листопад на реке ТацутаИсида Ютэй. Два поэта и листопад на реке ТацутаИсида Ютэй. «Два поэта и листопад на реке Тацута»

Река Удзи и её мост – ещё один популярный предмет мэйсё-э на протяжении всего периода Хэйан и Камакура. На картинах изображался пейзаж с видом реки Удзи и её моста. Мост через реку Удзи был построен ещё в 7 веке, до эпохи Нара, и поэтому ассоциировался с древностью, Веком Богов. Два драматических и решающих сражения, которые произошли у моста Удзи через реку в войне Гэнпэй (源平合戦), прославились в японской литературе и искусстве. Оба сражения описаны в «Хэйкэ-моногатари» («Повести о Хэйкэ») и в «Гэнпэй сэйсуйки» («Подъём и падение Гэндзи и Хэйкэ»). Река Удзи была также известна своими плетёными рыболовными ловушками для ловли хиуо (氷魚, разновидность форели) для императорского стола. Изображения реки Удзи можно увидеть на дверных росписях в храме Бёдоин (1053).

Мост через УдзиКано Эйтоку. Мост через УдзиКано Эйтоку. «Мост через Удзи»
Ивы у моста через УдзиНеизвестный художник. Ивы у моста через УдзиНеизвестный художник. Ивы у моста через УдзиНеизвестный художник. «Ивы у моста через Удзи»

Сагано - местность в западной части города Киото, славящаяся осенними травами и «поющими» цикадами. Помимо того, что эта тема ассоциируется с осенью, она часто связана с дамой Кого (小督), трагической литературной героиней из «Хэйкэ-моногатари» («Повести о Хэйкэ»).

СаганоКано Эйтоку. СаганоКано Эйтоку. «Сагано»

Мусасино, или равнина Мусаси, - часть равнины Канто, которая простирается на юг от города Кавагоэ в префектуре Сайтама до Футю в Токио. Мусасино стала в японской поэзии топонимом, связанным с Луной и цветущими осенью травами. Равнина Мусаси ассоцируется также с «Исэ-моногатари» («Повести из земли Исэ», глава 12), где рассказывается история о двух незаконных любовниках, которые скрывались от преследующих их чиновников в высокой траве равнины Мусаси.

Луна и осенние травыТаварая Сотацу. Луна и осенние травыТаварая Сотацу. Луна и осенние травыТаварая Сотацу. «Луна и осенние травы»
Равнина МусасиНеизвестный автор. Равнина Мусаси Неизвестный автор. «Равнина Мусаси». 17 век

Побережье Акаси – предмет живописи мэйсё-э, основанный на событиях 13-ой главы «Гэндзи-моноготари» («Повести о Гэндзи»), в которой беременная госпожа Акаси совершает верховые прогулки по залитому лунным светом побережью.

Побережье АкасиУтагава Хиросигэ. Побережье АкасиУтагава Кунисада. Побережье АкасиУтагава Хиросигэ. «Акаси» (вверху)
Утагава Кунисада. «Побережье Акаси» (внизу)

Аманохасидатэ («Небесный мост») — поросшая соснами песчаная коса на севере префектуры Киото. Входит в число трёх знаменитых пейзажей Японии. Японские мифы повествуют, что именно здесь боги сотворили Японские острова. Многие литераторы и поэты увековечили эту местность в своих стихах и прозе. А одна из известнейших картин с видом Аманохасидатэ принадлежит кисти величайшего японского художника Сэссю Тойо (1420-1506).

Вид на Ама-но-ХасидатэСэссю. Вид на Ама-но-Хасидатэ Сэссю. «Вид на Ама-но-Хасидатэ»

В период Муромати тематика мэйсё-э распространилась на другие форматы живописи, в особенности на горизонтальные свитки эмакимоно (絵巻), и оказала несомненное влияние на появление родственных живописных жанров и тем, в частности, «Сцены Киото и его окрестностей» (Ракутю-ракугай-дзу, 洛中洛外図).

Виды Киото и его окрестностейКано Эйтоку. Виды Киото и его окрестностей. Версия УэсугиКано Эйтоку. Виды Киото и его окрестностей. Версия УэсугиКано Эйтоку. «Виды Киото и его окрестностей»
Версия Уэсуги. Музей Уэсуги в Йонэдзава

Ракутю-ракугай-дзу – жанр японской живописи, возникший на рубеже периодов Муромати и Адзути-Момояма. Предметом «ракутю-ракугай-дзу» были знаменитые места, фестивали и мероприятия в столице Киото и её окрестностях, изображённые с высоты «птичьего полёта» в сочетании с тщательной прорисовкой мельчайших деталей (людей и зданий).

Виды Киото и его окрестностейНеизвестный художник. Виды Киото и его окрестностей. Музей искусств МетрополитэнНеизвестный художник. Виды Киото и его окрестностей. Музей искусств МетрополитэнНеизвестный художник. «Виды Киото и его окрестностей»
Музей искусств Метрополитэн

По формальным признакам к живописи мэйсё-э можно отнести и адаптированные японские версии «Восьми видов рек Сяо и Сян» - «Восемь видов Оми» (近江八景, «Восемь видов окрестностей озера Бива») и «Восемь видов Канадзава» (金沢八景), популярные в период Эдо. При этом надо понимать, что источником вдохновения для этих тем служила китайская живопись династии Сун, а не «мэйсё-э» периода Хэйан.

Восемь видов Оми
Slider
Утагава Хиросигэ. «Восемь видов Оми»

Помимо классических «восьми видов» в Японии стали появляться расширенные версии этой популярной темы. Художники школы Нанга Икэ-но Тайга ( 池大雅, 1723 -1776) и Тани Бунтё (谷 文晁, 1763 – 1841) создали серии картин «100 видов Фудзи».

В поздний период Эдо мэйсё-э обрела вторую жизнь в работах художников направления укиё-э (浮世絵), в том числе таких мастеров, как Кацусика Хокусай (葛飾北斎, 1760-1849) и Утагава Хиросигэ (歌川広重, 1797-1858).

Так, в 1830-1832 гг. Хокусай создал серию пейзажных гравюр «Тридцать шесть видов горы Фудзи» (富嶽三十六景, «фугаку сандзюрокей»). Серия изображает гору Фудзи с разных точек зрения, в разные времена года и в разных погодных условиях. Несмотря на свое название, серия на самом деле состоит из 46 гравюр, причем 10 из них были добавлены после первоначальной публикации. И кстати, именно в этой серии гравюр есть три самых известных работы Хокусая: «Большая волна у Канагавы» (или «Великая волна»); «Прекрасный ветер и Ясное утро» (или «Красная Фудзи»); и «Ливень под вершиной». Эту серию Хокусая считают «бесспорным шедевром цветной печати». Через несколько лет Хокусай создал ещё одну серию гравюр, посвященную Фудзи, — «100 видов Фудзи», которая была издана в 1834-1835 гг. в виде трёх альбомов.

Тридцать шесть видов горы Фудзи
Кацусика Хокусай. «Мост Нихонбаси в Эдо»
Slider

Другой известный мастер укиё-э Утагава Хиросигэ создал в 1833-1834 гг. знаменитую серию гравюр «Пятьдесят три станции Токайдо». Несмотря на то, что первое издание гравюр («издание Хоэйдо») является безусловно самым известным, пятьдесят три станции Токайдо были настолько популярны, что это подтолкнуло Хиросигэ к созданию около 30 различных серий гравюр на эту тему, все они очень отличались друг от друга по своим размерам, дизайну и даже количеству (некоторые серии включают всего несколько гравюр).

В период Мэйдзи традицию развития мэйсё-э продолжили другие художники направления укиё-э: Утагава Садахидэ (歌川貞秀, 1807-1879), Утагава Ёсикадзу (歌川芳員, ?-?), Утагава Хиросигэ II (二代目 歌川広重, 1826-1869), Утагава Хиросигэ III (三代目 歌川 広重, 1842-1894) и др., создававшие гравюры с изображением знаменитых мест в Йокохама и Токио.

1 Мурасаки Сикибу. «Повесть о Гэндзи», Москва, Гиперион, 2010 г., т.3, стр. 47 (Соколова-Делюсина Т.Л. «Повесть о Гэндзи», эпоха, автор)
Мурасаки Сикибу. «Повесть о Гэндзи», Москва, Гиперион, 2010 г., т.3, стр. 47 (Соколова-Делюсина Т.Л. «Повесть о Гэндзи», эпоха, автор)