zenso instagram 30Группа в Фейсбук Красота как Путьzenso video mail 30

+7 916 674-6680

Корзина пуста

Ягай-юраку-дзу

«Ягай-юраку-дзу» (野外遊楽図) - «картины развлечений на открытом воздухе», разновидность (поджанр) «картин развлечений» (юраку-дзу), представляющая собой сочетание двух жанров живописи – «юраку-дзу» («картины развлечений») и «мэйсё-э» («картины знаменитых мест»), включая горы, буддийские монастыри и синтоистские святилища.

Любование цветущими сакурами в горах ЁсиноНеизвестный автор. Любование цветущими сакурами в горах Ёсино Неизвестный автор. «Любование цветущими сакурами в горах Ёсино»
Художественный музей Хосоми. Киото

«О направлении в эволюции изобразительного языка жанровой живописи, постепенном формировании его новых черт дают наиболее ясное представление «ягай-юраку-дзу», исполненные в крупном масштабе»1. На этих «картинах развлечений» часто изображались сцены любования цветущей сакурой или осенними клёнами, что явно ассоциировалось со сценами цукинами-э и традиционными сюжетами мэйсё-э.

Любование цветущими сакурами в горах ЁсиноНеизвестный автор. Любование цветущими сакурами в горах Ёсино «Любование цветущими сакурами в горах Ёсино». 17 век
Городской музей Нагоя

Среди наиболее известных работ этого вида – две ширмы, хронологически разделенные полувековой дистанцией. Одна из них – «Любование кленами на горе Такао» кисти (狩野秀頼, ? - 1557) из коллекции Токийского Национального музея, исполненная около 1550-1555 годов, другая – «Развлечение под цветущими сакурами» (花下遊楽図) кисти Кано Наганобу (1577-1654) из собраний Музея Нанбан в префектуре Хёго и Художественного музея Сантори в Токио, датируемая самым концом 16 века.

Любование осенними клёнами на горе ТакаоКано Хидэёри. Любование осенними клёнами на горе ТакаоКано Хидэёри. «Любование осенними клёнами на горе Такао»
Токийский Национальный музей

«Подобно ширмам «Виды Киото и его окрестностей», картина Хидэёри сочетает в себе черты архаические и новые. Существует авторитетное мнение, что это одна из пары ширм. Вторая, ныне утраченная, должна была передавать весенний пейзаж и соответственную сцену (предположительно, сцену любования сакурой на горе Хигасияма.) Несмотря на то, что большое внимание тут уделяется времени года - пышным и ярким кленам и снежным вершинам далеких гор (зима как бы подразумевается, поскольку на ширмах, как отмечалось, обязательно изображаются все четыре времени года), - главное для художника не природная среда сама по себе, а событие реальной жизни, разворачивающееся перед зрителем: группы горожан, приехавших на пикник, который для них - развлечение, маленький праздник, и только. Лишенная символической приподнятости, картина становится прозаичнее, но и реальнее. Клише распространенных ассоциаций, так характерных для классической средневековой поэтики, имеются и тут. Но как бы заранее заданная этими ассоциациями возвышенность образов «гасится» будничностью и подчеркнутой обыденностью людей: в одной из групп женщина кормит грудью младенца, другие что-то обсуждают, мужчина стоя пьет из чашки и т. п. Любование природой становится одним из многих занятий и передается в картине не как акт приобщения к тайнам мироздания, но как повседневный эпизод. Акцентирование реальности времени (осень), места (гора Такао) в сочетании с прозаизмом героев создает совершенно новый образный строй произведения. Здесь можно говорить о своеобразном «наложении» двух различных концепций человека: он участник непрерывной «космической драмы» природы и самостоятельный объект изображения»2.

«К началу 17 века число ширм на сюжет разнообразных развлечений быстро возрастает. Самым выдающимся произведением такого рода можно считать парные ширмы Кано Наганобу (1577-1654), сумевшего с большой убедительностью передать общее ощущение радостного возбуждения, веселого настроения, которым захвачены персонажи картины»3, развлекающиеся в окрестностях святилищ Гион и Камигамо.

Веселье под цветущими сакурамиКано Наганобу. Веселье под цветущими сакурамиКано Наганобу. Веселье под цветущими сакурами Кано Наганобу. «Веселье под цветущими сакурами»
Музей Нанбан (префектура Хёго) и Художественный музей Сантори (Токио)

«На правой ширме изображена богатая дама со своим окружением, а на левой - танцоры и смотрящие на них с высокой веранды молодой человек и его приближенные. Возможно, что это изображение Ёдогими, жены Тоётоми Хидэёси, и их сына Хидэёри. В таком случае здесь передан вполне конкретный момент, реальное событие жизни. Однако существенно не только это, но акцент на образе человека, оказывающемся в центре внимания живописи. Цветение вишен, весенняя природа отходят на второй план, выполняют роль фона, аккомпанемента деятельности человека. У Кано Наганобу такой интерес к образу человека реализуется не только через сюжет, но и с помощью чисто живописных средств - ритма, цвета, линии, - что и делает сцену такой убедительной и яркой. О работе большого мастера свидетельствует то, как он с помощью сложной асимметричной композиции на левой ширме связывает воедино всех действующих лиц - танцоров и зрителей: он располагает занавес, отделяющий место исполнения танцев, по диагонали, подчеркивая этим направление взглядов людей, сидящих на веранде. Попытка воспроизвести взаимоотношения персонажей, их эмоциональный контакт - новое качество жанровой живописи, важный шаг к утверждению человека как главного самоценного героя произведения. Остановленное кистью движение танца не кажется неестественным, оно органично благодаря объединяющему все ритму, который захватывает фигуры актеров и даже передается внешне спокойным зрителям. Как и у других представителей школы Кано, у Наганобу изысканное и гармоничное колористическое решение, задающее общий радостный тонус картине, сочетается с мастерским владением линией, которая дает возможность почувствовать динамику фигур, их сложную пространственную жизнь.

В самом сюжете «развлечение под цветущими вишнями» (как и в сюжете «любование кленами») содержится отголосок средневекового стремления человека к единению с природой. Но у Кано Наганобу существенно иные акценты: сопоставляются друг с другом цветение природы и «цветение» человеческой жизни как радости и удовольствия. В отличие от средневекового мироощущения теперь все чаще природе приравниваются сами желания человека как естественные, «природные» свойства его натуры. Правда, характер человека, его внутренняя жизнь по-прежнему остаются вне поля зрения художника или передаются, как и раньше, косвенно, но уже не через уподобление природе, а через действие и ситуацию. Лица же всех персонажей однотипны и неподвижны.

Ширма Хидэёри ещё несет в своем образном строе и композиционном построении воспоминание о картинах «четырех сезонов» (сики-э), ширма Наганобу уже лишена этого, её главный и безусловный герой - человек»4.

Ещё один примечательный пример картин, где тема «развлечений на открытом воздухе» объединена с темой «известных мест» Киото, - роспись ширмы «Знаменитые места Хигасиямы» (東山名所図, «Хигасияма мэйсё-дзу»), датируемая концом 16-го – началом 17 века.

Знаменитые места ХигасиямыЗнаменитые места Хигасиямы«Знаменитые места Хигасиямы»
Ямато Бункакан. Нара

Другие «картины развлечений на открытом воздухе» («ягай-юраку-дзу») композиционно не связаны с достопримечательностями Киото. Среди них - росписи двух ширм кисти Ункоку Тогана «Любование цветущими сакурами» и «Ястребиная охота» (Художественный музей Моа в префектуре Сидзуока, первая половина 17 века). На правой ширме под цветущими сакурами изображена группа женщин и детей, поглощенных фурю-одори, весёлым танцем-маскарадом с элегантными зонтиками. На левой ширме - сцена ястребиной охоты («такагари-дзу»), любимого занятия самурайского сословия того времени.

Любование цветением сакуры | Ястребиная охотаУнкоку Тоган. Любование цветением сакурыУнкоку Тоган. Ястребиная охота Ункоку Тоган. «Любование цветением сакуры» (вверху)
Ункоку Тоган. «Ястребиная охота» (внизу)
Художественный музей МОА. Атами

Росписи парных ширм «Цветущая сакура» из коллекции Галереи искусств Фрир приписываются кисти Таварая Сотацу. На этой картине изображён пейзаж, в котором группа придворных дам прогуливается по саду с цветущими сакурами. Рядом ожидают повозки с волами, а сопровождающие дам слуги отдыхают у высокого забора из хвороста. Забор, который проходит по диагонали ширмы, добавляет композиции ощущение пространства и отмечает границу между внешним миром и садом, который использовался исключительно для развлечения знатных особ того давнего периода.

Цветущая сакураТаварая Сотацу. Цветущая сакураТаварая Сотацу. Цветущая сакураТаварая Сотацу. «Цветущая сакура». 17 век
Галерея искусств Фрир. Вашингтон

На уже упоминавшейся выше картине Кано Наганобу «Веселье под цветущими сакурами» (Токийский Национальный музей) и других «картинах развлечений на открытом воздухе» («ягай-юраку-дзу») пейзаж становится второстепенным, фоновым элементом композиции, а внимание художников всё больше фокусируется на человеческой деятельности.

1 Николаева Н.С. «Художественная культура Японии XVI столетия», Искусство, Москва, 1986 г. стр. 200
2 Там же, стр. 200-204
3 Там же, стр. 204
4 Там же, стр. 204