zenso instagram 30Группа в Фейсбук Красота как Путьzenso video mail 30

+7 916 674-6680

Корзина пуста
Храм Сёфуку-дзи в Хаката

Трактат о распространении дзэн

Ответам на нападки со стороны школы Тэндай Эйсай посвятил свой «Кодзэн гококу-рон» («Трактат о распространении дзэн для защиты государства», 1198 г.), в котором пытался убедить сёгунское правительство в том, что дзэн — просто более чистый и правильный вариант того самого учения школы Тэндай, которое проповедовал еще Сайтё, и что только дзэн может гарантировать стране мир и процветание. Трактат почти полностью состоял из соответствующим образом подобранных цитат из различных сутр и чаньских сочинений. Краткое изложение своих взглядов и возражений противникам дзэн Эйсай сделал в предисловии к этому сочинению.

«Как велико Сердце! Безгранична высота неба, но Сердце поднимается выше [его] границы. Неизмерима толщина земли, но Сердце опускается ниже [подземных глубин]. Не обогнать свет луны и солнца, но Сердце впереди света луны и солнца. Нет предела у большой тысячи миров, но Сердце пребывает и за этил пределом. О, Великая пустота! О, Изначальный дух! А Сердце объемлет [собою] Великую пустоту и включает [в себя] Изначальный дух. Небо и земля для нас - покрывают и поддерживают [нас]. Луна (инь) и солнце (ян) для нас - двигаются и вращаются. Вся тьма вещей для нас - возникает и рождается. Воистину, как велико Сердце!

Я не тщусь исчерпать [все его] имена, но попытаюсь назвать [некоторые]: Наивысшее, а также Первичный смысл, а также Истинная форма праджни (мудрости), а также Мир единственно истинного Закона, а также Несравненное [дерево] бодхи, а также Самадхи, [познанное на острове] Ланка, а также Сокровище глаза истинного Закона, а также Сокровенное сердце нирваны. Все тексты трех колес и восьми корзин, а также смысл четырех деревьев (ответвлений) и пяти колесниц (направлении) дзэн заключены в нем (Сердце).

О, Великий Шакьямуни! Закон Сердца ты передал Златоглавому (Кашьяпе) и назвал его «истиной вне учений». От вершины Гридхра-куты отвернул ты лицо, и улыбнулся на горе Куккутапада [Кашьяпа тебе в ответ]. Повернул [в руке] цветок, и расцвела тысяча ветвей. Из сокровенного источника вытекли десять тысяч ручьев. Из-под индийского неба учение унаследовали в циньской земле (Китае), росло число последователей Закона и могущих познать [его]. Воистину, прежде Будда распространил Закон, передав платье. В древности мудрецы следовали правилам, доведя их до совершенства. Содержание Закона - в единстве отношений учителя и ученика. Правила поведения - в несмешении зла и добра.

Итак, Великий Учитель (Бодхидхарма) приплыл с запада по южным морям. Оловянными [кольцами] посоха покорил реки востока. Глаз Закона достиг Кореи. Учение Нютоу дошло до Японии. Изучивший [дзэн] познает все учения. Практикующий [дзэн] при жизни достигнет просветления. Внешне он пренебрегает нирваной и поощряет соблюдение правил. Внутренне он охватывает праджню и познает истину. В этом смысл учения дзэн.

Наша страна излучает свет священного солнца. Далеко проникает ветер [её] добродетели. [Послы] страны, ценящей кур (Корея), и страны, почитающей слонов (Индия), склоняют головы у красных ступеней [трона]. [Послы] края, где по соседству золото (Вьетнам?), и края яшмовых хребтов (Хотан?) выражают свою верность у бирюзового крыльца. [В Японии] сановники в белом пользуются конфуцианскими книгами для управления миром, Монахи в черном распространяют учение [буддизма], уйдя от мира. Пользуются даже учением четырех вед! Зачем же отбрасывать учение пяти домов (направлений) дзэн?

Некоторые клевещут [на дзен] - говорят, что во мраке ищет просветления. Некоторые сомневаются [в его истинности] - говорят, что во зле хватает пустоту. Говорят, что он не подходит для эпохи забвения Закона, - или же, что нашей стране он не нужен. Некоторые презирают нас, считая людьми ничтожными и потому не имеющими [собственных] сочинений. Некоторые проходят мимо, считая, что у них [недостаточно] способностей, и потому им трудно [содействовать] распространению дзэн. Стремясь придерживаться Закона, они разрушают сокровище Закона. Отрицая свое «я», мы познаем «я» Сердца. Они не только преграждают проход к вратам дзэн, но и оскорбляют своего учителя с вершины Хиэй (Сайтё). Разве это не грустно, разве не печально?».

Одновременно Эйсай пытался реформировать японский монастырский буддизм, стараясь, по возможности, в мельчайших деталях воспроизвести атмосферу, которую он наблюдал в чаньских монастырях в Китае. Жизнь в основанных им дзэнских монастырях с самого начала регламентировалась правилами, ориентированными на китайские монастырские кодексы, прежде всего на «Чаньюань цингуй». Первый свод японских монастырских правил содержится в том же «Трактате о распространении дзэн для защиты государства».

Эйсай пишет, что все монастыри или храмы, независимо от их размеров, необходимо строить по единому плану, с едиными воротами, которые с наступлением сумерек должны закрываться, а с наступлением рассвета — открываться. Следует остерегаться пускать на ночлег подозрительных лиц и особенно женщин, поскольку они представляют угрозу для буддийского учения. Каждый волен сам, в зависимости от своего характера, выбирать, какие заповеди он должен соблюдать: хинаяны или махаяны. Тот же, кто, приняв буддийские заповеди, их не соблюдает «подобен человеку, который, получив драгоценную жемчужину, разбил ее». Далее Эйсай цитирует слова из «Чаньюань цингуй»: «Приняв заповеди, следует постоянно их соблюдать. Лучше умереть, следуя Закону, чем жить, не имея Закона... Поэтому после объяснения сутр винайи два раза в месяц (в 1-й и 15-й день) проводится коллективная исповедь — почадха. Если имеются монахи, нарушившие заповеди, их непременно следует изгонять, не может же труп оставаться на дне большого моря!».

Особо отмечая необходимость заниматься науками, Эйсай пишет: «Для императора они [образованные монахи] — драгоценное сокровище, для страны — искусные врачи. Только когда они есть, страна может процветать».

Распорядок времени суток регламентируется строжайшим образом: точно предписывается в какие часы нужно спать, есть, умываться и т. п. «Четыре раза в день следует неустанно заниматься медитацией, все мысли направляя на благополучие страны, и молиться за здоровье императора. Поскольку, воистину, если император будет долго здравствовать, светильник Закона далеко будет распространять свое сияние».

Эйсай подробно объясняет необходимость соблюдения взаимного этикета, подчеркивает, что одежда и пища должны быть простыми и скромными: «Следует ограничивать желания, поскольку бхикшу должен уметь жить, довольствуясь малым».

В списке перечисленных ежегодных монастырских праздников и торжественных церемоний первостепенное место уделяется молебнам во славу императора. Например, «в течение тридцати дней до дня рождения императора ежедневно читают „Махапраджняпарамита-сутру“ и молятся о долголетии императора». Шесть раз в месяц проводится церемония нэндзю, когда произносят десять имен Будды и «возносят молитвы с просьбами, чтобы дуновение императорского ветра доносилось далеко, чтобы путь императорской власти был долгим, чтобы широко распространилось учение Будды». В 1-й день каждого месяца проводится церемония хоон (воздаяния за милости), во время которой «во славу правящего императора толкуют „Праджняпарамита-сутру“, а в 15-й день каждого месяца во славу предшествующего покойного императора толкуют „Маханирвана-сутру“ и возносят молитвы».