zenso instagram 30Группа в Фейсбук Красота как Путьzenso video mail 30

+7 916 674-6680

Корзина пуста
Серебряный павильон (Гинкакудзи)

Культура Хигасияма

Период в истории японской культуры, продолжавшийся последние 20-25 лет XV в., именуется в японском искусствознании «культурой Хигасияма» по названию горы в предместьях Киото, где находилось поместье Ёсимаса, в котором он провел последние годы жизни.

Серебряный Павильон на горе Хигасияма

Правление Ёсимаса, восьмого сёгуна из рода Асикага, пришлось на очень сложный период японской истории - на усиление феодальных междоусобиц. Став сёгуном в восьмилетием возрасте, Ёсимаса почти сразу же столкнулся с серьезными проблемами: мятеж Ямано Мотиоя, с которым военно-феодальное правительство не могло справиться, волнения в районе Канто, периодически вспыхивавшие вооруженные столкновения между кланами. Неурегулированность вопроса престолонаследия привела в 1467 г. к началу затяжной гражданской войны (так называемой «смуте (годов) Онин»). В 1474 г. Ёсимаса отказался от власти в пользу своего сына Ёсихиса. Война опустошила центр страны, привела к разорению тысяч крестьянских семей. В 1477 г. противоборствующие армии, уставшие от войны и ко всему прочему почти полностью лишившиеся возможности пополнять свои продовольственные запасы, распались, что знаменовало конец смуты.

Война годов Онин
Война годов Онин
Slider

Как политический деятель Ёсимаса заслужил самые негативные оценки и у современников, и у нынешних историков. Сёгун славился страстью к разнообразным удовольствиям и полным пренебрежением к государственным делам и нуждам народа. После отставки Ёсимаса поселился в роскошной усадьбе на горе Хигасияма. Бывший сёгун собрал вокруг себя актёров, музыкантов, художников, аранжировщиков цветов, мастеров по планировке парков и садов, поэтов, драматургов и т. д. Еще будучи у власти, Ёсимаса активно собирал произведения искусства и художественные изделия китайских мастеров, как правило сунского и юаньского периодов (т. е. X - XIV вв.), так что всю жизнь он провел среди предметов, отмеченных печатью несомненного изящества, присущего художникам и ремесленникам великого континентального соседа.

Роскошный лес среди отдаленных пиковЛи Чэн. Роскошный лес среди отдаленных пиков Ли Чэн. «Роскошный лес среди отдаленных пиков» (фрагмент)

Представление о времяпровождении Ёсимаса в его поместье можно получить из «Записок Яманоуэ Содзи»: «Господин из палаты Сияние Сострадания (имеется в виду бывший сёгун Ёсимаса), уединившись в обители Хигасияма, все четыре времени [года] днем и ночью предавался развлечениям. Однажды в конце осени вечером (накануне] ожидания луны, уловив печаль в шуршании гусениц, позвав Ноами (своего советника), обсуждал [с ним главу] о дождливой ночи из “Повести о Гэндзи”. велел читать [ее]. Когда (они] говорили о [стихах ва]ка и рэнга, любовании луной, любовании цветами, мячах, маленьком луке, складывании веера, угадывании трав, угадывании насекомых, проведении различных увеселений и о делах прошлого, господин из палаты Сияние Сострадания изволил спросить: “Все исстари известные развлечения уже перевелись. Вот уже подходит зима, и для старого тела негоже, пробиваясь сквозь снежные горы, идти на соколиную охоту. Нет ли ещё какой-нибудь необыкновенной забавы?”»

Асикага ЁсимасаТоса Мицунобу. Портрет Асикага Ёсимаса Тоса Мицунобу. «Портрет Асикага Ёсимаса»

В мироощущении Ёсимаса и его окружения, в том числе и художественной интеллигенции, находившейся на содержании бывшего сёгуна, доминировали декадентские настроения, поскольку ситуация в стране не вселяла надежд на лучшее будущее. Симптоматично, что во второй половине XV в. усиливается влияние дзэн на различные стороны жизни японцев, так как многим дзэн представлялся чуть ли не последним убежищем для смятенного духа. Наибольшее количество приверженцев дзэнская идеология приобрела в среде творческой интеллигенции, высшего и среднего самурайства, некоторых слоев аристократии. Гораздо меньше адептов этого буддийского течения встречалось среди горожан и крестьян, а также тяготевшего к ним мелкого и какой-то части среднею самурайства (эти социальные группы попадали в сферу охвата нитирэнистскими и амидаистскими школами). Творцом «культуры Хигасияма» являлась интеллигенция, прямо или косвенно патронировавшаяся Ёсимаса: в том числе советники сёгуна по культуре, называвшие себя добосю.

Четыре сезона. Цветы и птицыНоами. Четыре сезона. Цветы и птицыНоами. Четыре сезона. Цветы и птицыНоами. «Четыре сезона. Цветы и птицы»

Наиболее известным среди добосю этого периода был Ноами (能阿弥, 1397 - 1471). Ноами в молодые годы обучался наклеиванию картин на твердую основу (картон, свитки из плотной бумаги и т. п.), но со временем стал знатоком китайской живописи сунского периода и экспертом по изделиям художественных промыслов, привозившимся из Китая. Он пользовался известностью как поэт и художник, разбирался в архитектуре. Традиция утверждает (правда документальных свидетельств не сохранилось), что Ноами был выдающимся мастером аранжировки цветов и подбора благовоний. Одной из служебных обязанностей Ноами, которую он делил с сыном и внуком, являлись учет и оценка изделий китайских мастеров. В основном это были живопись, каллиграфия, вазы и разнообразная чайная утварь, хранившаяся в доме сёгуна, причем к последней, как говорят, он проявлял особый интерес.

Династия добосю Ами - Ноами, его сын Гэйами (1431-1485) и внук Соами (ум. 1525 г.) - внесла большой вклад в становление «культуры Хигасияма» – создали архитектурный стиль «сёин-дзукури», стиль живописи «Кокусю» или «Кокуко», стиль поэзии рэнга – «Сосё» и «чайный стиль Хигасияма» или «чаепития в гостиных».

Созерцание водопада | Белка и бамбукГэйами. Созерцание водопадаСоами. Белка на стволе бамбукаГэйами. «Созерцание водопада» (слева)
Соами. «Белка на стволе бамбука» (справа)

Характер «культуры Хигасияма» определили три основных компонента: традиционный аристократический, заимствованный китайский и, наконец, дзэнский, который придавал ей специфический колорит. Аристократическая «линия» «культуры Хигасияма» хорошо видна, например, в перечисленных Яманоуэ Содзи развлечениях Ёсимаса. Китайское влияние наиболее полно проявилось в японской живописи, в частности монохромных пейзажах Сэссю (1420-1506), Кано Масанобу (1432-1530), Гэйами. Дзэнский компонент обычно определяется эстетическими категориями ваби и саби, труднопереводимыми на другие языки понятиями, передающими идею внутреннего благородства, красоты, скрывающихся за внешней простотой и неказистостью.

ПейзажиКано Масанобу. ПейзажКано Масанобу. ПейзажКано Масанобу. Пейзажи

Во второй половине XV в. весьма радикальные изменения претерпела парковая и гражданская архитектура. Как раз в это время появляются «сады камней», в частности знаменитый сад в дзэнском храме Рёан-дзи.

Сад камней в Рёан-дзи

Усиление влияния буддизма на повседневную жизнь проявилось в привнесении в гражданскую архитектуру элементов храмовой. В первую очередь это отразилось на планировке жилых помещений. В домах мирян, которые в течение многих веков выполняли по существу только функцию спальни, стали делать нишу токонома, в которую вешали свитки с изречениями мудрецов, фразами из сутр, стихотворениями или же рисунками (такие свитки именовались - какэмоно). Появились в домах и полки-тигаидана, на которые ставили книги, шкатулки, вазы и т. п. Новый стиль жилищ получил название сёиндзукури («кабинетный»), а сами помещения стали именоваться сёин («кабинет»), хотя наличие книг здесь не было обязательным. Таким образом, жилое помещение мирянина было уже не только спальней, но и гостиной. Следует подчеркнуть, что все указанные метаморфозы японского жилища означали появление в нем интерьера в собственном смысле слова. С другой стороны, необходимость подбора какэмоно, ваз, цветов, составление из них композиций резко усилили эстетический момент в отношении японцев к своему жилищу.

СёинСёин. Кабинетный стиль

 

Заметим, что характерным образцом сада нового типа и жилого помещения стиля сёиндзукури являлись сад и резиденция Ёсимаса в Хигасияма.

«Культуру Хигасияма» отличает несколько эклектичный характер. Аристократическому и «китайскому» потокам с их бросающейся в глаза изысканностью, а иногда и вызывающей чувственностью (например, различного рода представлений с участием девушек-танцовшиц) противостояла дзэнская ипостась этой культуры с ее «очарованием в простоте». И эти трудносочетаемые уровни тем не менее существовали в рамках одной системы.

* по материалам книги Игнатовича А.Н. «Чайное действо». Москва. Стилсервис. 2011 г.